Итоги строительного года.

Итоги строительного года.

Ведущий: Дневной эфир на «Эхе». В студии Олег Российских. И напротив меня наш нынешний гость и эксперт директор Пермского завода силикатных панелей Николай Дёмкин. Хороший денек, Николай Иванович.

Николай Дёмкин: Хороший денек.

Ведущий: Почетаемые радиослушатели, понятно, что, хотя на дворе еще даже не декабрь. Но вот строители позволяют для себя неким образом подводить, ну, что ли, подготовительные итоги 2009-го года, а, может быть, даже, конца 2008-го года. Сходу скажу, что, я думаю, все знают, что по строительной отрасли кризис стукнул чуть ли не больнее всего. Другими словами, довольно серьезно стукнул. Ранее всех и, почти во всем, острее всех. И, фактически говоря, вот мы не виделись с Николаем Ивановичем сколько, несколько месяцев?

Н.Д.: Несколько, да.

Ведущий: За этот период времени ситуация на строительном рынке, она, естественно, поменялась. Поменялись в определенном смысле цены, тенденции и т.д., и т.д., и т.д.. Вот попробуем все это в нашем часовом эфире обсудить и проанализировать. Итак, Николай Иванович, давайте все-же даже не с итогов года, а с итогов кризисного года. Как ударило, в каком состоянии находится вот…

Н.Д.: Но не итоги кризиса, да?

Ведущий: Не итоги кризиса.

Н.Д.: Не кризисный год?

Ведущий: Да. Итоги кризисного года… Нет, а что, кризис завершился?

Н.Д.: Так как гласить о том, что он завершился, пока, я считаю, заблаговременно. Ну, настанет время, побеседуем и об этом, когда он завершится.

Ведущий: Ну, давайте тогда по итогам года. Отлично. Вот, понятно, острая фаза была осенью-зимой прошедшего года.

Н.Д.: Весной и началом лета этого года плюс.

Ведущий: Плюс?

Н.Д.: Да. Более года острая фаза была.

Ведущий: На данный момент в каком состоянии находится рынок и строительная ветвь, и раздельно ваше предприятие? Давайте по порядку. Поначалу, наверное, с рынка, с отрасли. Как оцените?

Н.Д.: Рынок оживает. Возрастает объем продаж в валютном выражении, и по количеству продаваемых квартир. Одно грустно в этом рынке. Рынок-то схлопнулся, по-русски говоря.

Ведущий: Другими словами?

Н.Д.: Вот, если на начало года в предложении по городку Перми было порядка 250 тыщ квадратных метров жилища в новостройках, то на данный момент цифрочка-то приблизилась к 100 тыщам. Это ужаснее, чем было в самом нехорошем по этой истории, кризисной истории в 2001-м году. Тогда рынок схлапывался до 210 тыщ квадратных метров жилища в предложении.

Ведущий: А на данный момент 100 тыщ?

Н.Д.: Да.

Ведущий: Другими словами, не строят?

Н.Д.: И только, практически, в последний месяц не считая нас, мы всем этим занимались планомерно, начинали новые объекты и вводили ранее начатые, не считая нас исключительно в ближайшее время «замороженные» стройки начали оживать. У тех застройщиков, кто на это сейчас способен.

Ведущий: Другими словами, я верно ли понимаю, что, если следовать вашей логике, в будущем году вне зависимости от, там, цен на рынке, мы будем иметь недостаток жилища? Недостаток предложения, я бы так произнес.

Н.Д.: Недостаток предложения будет, будет в этом случае, если объемы жилищного строительства на данный момент не будут наращиваться, и если будет понижаться спрос. Но вот это вот вообщем увлекательная тема. Мне кажется, что точку малого спроса мы уже…не кажется, а я знаю, уже прошли. На данный момент цены пошли уже ввысь, медлительно, плавненько, но они пошли ввысь. Доходы населения, они ведь на сей день не вырастают.

Ведущий: Естественно. Конкретно об этом я и говорю.

Н.Д.: И вот на сей день, да, ну, практически на деньках мы слышали премьер-министра Рф Путина о том, что уж в апреле-то месяце заработает новенькая ипотечная программка, где кредиты ипотечные будут выдаваться под ставку менее 10 процентов.

Ведущий: Десяти-одиннадцати, произнес…

Н.Д.: Десяти-одиннадцати, да. Девяти-двенадцати, это не сущность принципиально.

Ведущий: Осознаете, когда молвят 10-11, где 10-11, там и 9-12, а позже… а у банков, там, глядишь, уже и 15, понимаете ли. Нет, у меня другой вопрос. А сколько не реализованных квадратных метров не ваших, а вообщем отраслевых, построенных и не реализованных, сейчас есть в крае, в городке? Можно ли это каким-то образом посчитать?

Н.Д.: Вы понимаете, этого учета, мне кажется, на сей день никто не ведет. Напротив, по всем тем конкурсам и аукционам, которые проводились в городке и крае под министерством обороны, на снос ветхого, в большей части, участвовало жилище, не завершенное строительством. Только последние аукционы были с приобретением жилища готового. Мы участвовали исключительно в тех аукционах, где продавали готовое под ключ жилище.

Ведущий: Просто, как видите, в чем дело, мы повсевременно встречаем объявления в городке, на растяжках, на домах, в маркетинговых блоках во всех средствах массовой инфы – продается, продается, продается, продается. При этом, я имею в виду, не вторичный рынок, я имею в виду готовые площади. Другими словами, выходит, что, Николай Иванович, выходит, что, с одной стороны, да, мы не строим, да, рынок схлопнулся, вы полностью правы. Но у нас, с другой стороны, есть какое-то количество квадратных метров, которое было выстроено, которое не реализовано.

Н.Д.: И оно все-же на сей день миниатюризируется, и приходит, ну, выскажемся так, к нулевому количеству. Реализации вторичного и готового жилища на сей день выросли в большей мере, чем строящегося. Беспристрастно, почему? Так как вот она, вот она предлагаемая квартира, неопасная в приобретении для покупателя. Иди, смотри, плати, забирай, регистрируй. Вот в этом плане готовое жилище продается сейчас все-же лучше.

Ведущий: Естественно, сначала нас спрашивают, требуют вас охарактеризовать, откомментировать ценовую ситуацию на рынке недвижимости. Что, сколько стоит? И произошел ли рост, вас спрашивают. И если произошел, то как?

Н.Д.: По нашим объектам мы пока не повышали цены. В дальнейшем году, да, будем это делать планомерно. Зимний период – это более накладный период в работе предприятия. Это будет толкать к этому в свою очередь. Но я бы вот желал возвратиться чуть-чуть к ранее обсуждаемому вопросу. Ведь, что вышло с ценами на пике роста цен? Конкретно ипотечное кредитование подогрело спрос. Особенного роста доходов не было. Но кредиты были доступны. И вот то, что будет делаться в апреле, дойдет оно, наверняка, в реальном воплощении до народа, приобретателя жилища, ну, наверное, к лету, к середине лета.

Ведущий: Ну, давайте возьмем припас полгода.

Н.Д.: Полгода. Через полгодика вновь может возрости значительно

платежеспособный рост. А в след пойдут цены. Мы ведь это уже прошли. Мы это уже прошли. Итак вот, осознаете, вот что нехорошо и небезопасно. Мы на данный момент не достаточно строим. Когда рынок разбалансирован, низкое предложение, высочайший спрос, это всегда цены. Я убежден, что вот после чего кризиса, такового роста цен уже больше никогда в истории Рф не будет. Этого просто быть не должно. Вот. Люди, осознав природу кризиса, осознав последствия приобретения, не очень рассчитав на свои силы и способности… ведь сейчас в почти всех городках и весях Рф продают обретенное по ипотечным кредитам жилище. Ижевск вон рядом. Там это носит массовый нрав. По кредитам-то нужно рассчитываться.

Ведущий: Но у нас такового массового, по-моему, нет.

Н.Д.: У нас нет. Люди будут намного осторожнее в принятии решения при приобретении жилища под ипотечный кредит. В этом я убежден.

Ведущий: Не возникнет ли такая ситуация, это снова же у нас есть вопрос по ICQ от Андрея, не может ли появиться ситуация, когда вот этот самый недостаток квадратных метров, вероятный, о котором вы гласили, другими словами о том, что мы не достаточно строим, при росте платежеспособного спроса, приведет к новенькому пузырю цен?

Н.Д.: Может.

Ведущий: Другими словами, просто из-за того, что этих квартир не будет хватать? Ну, которые не будут строиться?

Н.Д.: Ах так быть приобретателю жилища, не знаю. Это каждый должен решить сам. Как ему поступать в той либо другой ситуации, кого слушать, на кого опереться при принятии решения. Но я точно знаю, что будет делать наше предприятие в дальнейшем.

Ведущий: Вот давайте вернемся к определенной ситуации, к вашему предприятию. Сколько объектов у вас на данный момент? Сколько вы выстроили за год? Что сдали, что выстроили? Так как, как я понимаю, на сегодня ПЗСМ чуть ли не самое успешное строительное предприятие края вот по моим личным ощущениям. Я могу ошибаться.

Н.Д.: Фуррор со слезами на очах. Иногда так тяжело работать. Я гласил об этом. Мы вовремя приняли упреждающие меры для того, чтоб преодолеть кризис и последствия кризиса. Все, что мы наметили, мы сделали. Мы строго, верно по графику строили дома, вводили в эксплуатацию, продолжаем строить, начинаем новые. У нас сформирован с точностью до метра план строительства и ввода будущий год. Просмотрена трехлетка. Мы планируем свою работу в наихудших для нас критериях.

Ведущий: И вы изменение ситуации в наилучшую сторону встречаете просто как подарок некоторый?

Н.Д.: Естественно. Нужно быть готовым к худшему для того, чтоб почувствовать все красоты улучшений ситуации.

Ведущий: Вам здесь пишут несколько язвительно. Непременно, молвят, о том, что, еще бы, молвят нам, так как ПЗСП прекрасно пользовалось муниципальными средствами, экономными. Имеется, видимо, в виду ваше роль…

Н.Д.: Это где там, кто там нам чего за так положение отдал?

Ведущий: Нет, нет, нет, Николай Иванович, видимо, имеется в виду схожим образом ваше роль в программках по расселению ветхого аварийного жилища, я верно понимаю?

Н.Д.: Вы понимаете, меня вот даже задело. Вот я не желаю на данный момент отсылать к кому-либо, поглядеть кого-то, слушать кого-то, проверить кого-то, но все жилище, которое мы продали на аукционах, оно передано. Оно не заселено до сего времени.

Ведущий: Почему?

Н.Д.: И мы за него не получаем сейчас от власти за содержание этого жилища, пробуксовочки. Да так как процедура переселения из ветхого, она ведь довольно тяжелая. На сей день есть обретенное у нас жилище, которое не заселено до конца. И мы, вот, извините, подарков не получали. И получать никогда не будем.

Ведущий: Вправду, так? У вас, вправду, другими словами, дома вы передали.

Н.Д.: Да.

Ведущий: А при всем этом квартиры до сего времени остаются не заселены?

Н.Д.: В то же время есть сейчас, да, условно переданные дома, но которые заселять нельзя. Об этом гласить?

Ведущий: Почему бы и нет?

Н.Д.: Не нужно.

Ведущий: Вопрос, который, естественно, он снова же, у нас много вопросов по ICQ. Я выбираю, что приходит вот прямо в этот момент. Николай Иванович, по долевому строительству. Как сейчас этот рынок существует? Как комфортно им воспользоваться? Как есть подобные вещи у вас на предприятии?

Н.Д.: У нас существует. И я признателен тем приобретателям жилища, которые приобретают у нас по долевому. К моменту ввода объекта в эксплуатацию у нас в последние четыре месяца фактически не остается не проданных квартир. Подольше продавали по Островского. Но на сей день там тоже все нормально. Купите, пожалуйста, кто-либо 17-й этаж Островского, 29. Красивый.

Ведущий: Какая квартира? Нет, вы рассказывайте, Николай Иванович.

Н.Д.: С красивым видом на Пермь большая квартира на 17-м этаже. Либо объединенная 15 и 16-й этаж двухуровневая квартира. Вот, что сейчас у нас на Островского не продано. Мы же ведь 5 годов назад начинали проектировать этот объект. Мы же ведь проектировали его под завышенный спрос.

Ведущий: И проектировали, как вы гласите, двухэтажную квартиру.

Н.Д.: Да.

Ведущий: А кому она на данный момент нужна?

Н.Д.: А в то время продавались.

Ведущий: Почетаемые радиослушатели, есть двуэтажная квартира. Я, если прорекламирую, Николай Иванович, я приду за комиссионными.

Н.Д.: С наслаждением уплатим.

Ведущий: Есть ли предложения, спрашивает вас Антон, от обанкротившихся застройщиков по достройке их объектов?

Н.Д.: Ну, вот высказаться так, нужно расставлять точки над i, задавая такие вопросы. Банкротство должно быть обозначено решением суда.

Ведущий: Давайте скажем политкорректно. От застройщиков, которые находятся в сложном финансовом положении.

Н.Д.: Есть. Ряд их мы отвергли, так как условия, понимаете, от не адекватномыслящих людей. Но, скажем, за достройку дома Танцорова, 29, это Водники, мы там, не глядя на то, что еще последние подписи под контрактом не поставили, мы уже начали работать. Скоро будет вывешена декларация. Скоро начнем реализации по этому дому. Да, этот дом мы построим.

Ведущий: Фактически, вас же спрашивают. Каким образом, другими словами, долевое строительство практически находится в состоянии нуля, а вы гласите, ворачиваясь к предшествующему ответу, вы гласите, что у вас практически свободных квартир на момент достройки дома не бывает.

Н.Д.: Нет, нет, напротив, мы никогда на стадии забивки свай не продаем.

Ведущий: Ах, вот итак вот.

Н.Д.: Вот пока мы из земли не выйдем, пока не начинается установка дома, а Танцорова, 29, там цоколь смонтирован, и дом в этой стадии вот уже 2-ой год «заморожен». Другими словами, мы там возобновили работы. Обследования, как положено, произвели, заключение, средства на все это издержали. Осознаете, мы не можем браться за ту работу, которую безответственно делали бы. И знаем, что этот дом можно строить на существующем фундаменте. Пока в этом не удостоверились, мы не воспринимали этого решения. И взялись за него, за достройку. Итак вот, из земли выходим, начинаем продавать. Ан нет непроданных квартир к моменту ввода в эксплуатацию.

Ведущий: Как вам удается это? Какие-то особенные условия?

Н.Д.: Мы никогда никого не околпачили. Мы верно исполняем договорные обязательства.

Ведущий: Мне кажется, Николай Иванович, что это могут сказать еще некие строй компании, которые есть.

Н.Д.: А вот те, кто это могут сказать, те этот путь сотрудничества, я бы так это именовал – приобретение квартиры, это, да, ублажение интересов 2-ух сторон. А когда удовлетворяются интересы 2-ух сторон — приобретателя жилища и строителя, да, это сотрудничество. Вот те, кто могут использовать в собственной работе контракт долевого роли, они от этого только выигрывают.

Ведущий: Я просто вспомнил, что именуется, увлекательное ценовое предложение было. Несколько месяцев вспять мы с вами общались. И вы гласили, что готовы предоставлять суровые скидки людям, которые приносят средства, что именуется, сейчас и сходу за готовую построенную квартиру. Поменялась ситуация? Либо вы как и раньше предлагаете?

Н.Д.: Мы ведь это и сделали.

Ведущий: Вы сделали это?

Н.Д.: В то время об этом только желали, но уже продумывали механизм реализации. Акция 25900. Это приобретение оптом по довольно низкой стоимости через риэлтерские агентства. И мы эту акцию… Но акция во времени, да, провели уже четыре акции. Но 25900 это был старт. Это продавались наибольшие квартиры труднореализуемые на наименее комфортных этажах. А потом каждый период стоимость росла. На сей день она в акции приблизилась к рыночной, но остается ниже рыночной.

Ведущий: Рыночная – это сколько?

Н.Д.: У нас, осознаете, вот, если я на данный момент буду перечислять объекты и говорить все это, на все другое времени не остается. В разном районе по-разному.

Ведущий: Отлично. Просто все равно, я прошу прощения, люди обожают некоторую конкретику. В этом случае, тем паче, по оценке состояния рынка недвижимости. Все таки глядят, сколько стоит, там, наш квадратный метр.

Н.Д.: Ну, вот по различным объектам… Кстати, пусть глядят наш веб-сайт. У нас подробнейшая информация по всем вопросам. Вэб-камеры, в конце концов, начали работать, да, не на всех объектах, но уже начали то, о чем мы гласили. Другими словами, в режиме реального времени может приобретатель поглядеть – идет стройка, не идет. Я могу понаблюдать за работой наших строителей со собственного рабочего места, осознаете.

Ведущий: Слушайте, у вас там прорабы не страшатся еще, камеры не скручивают?

Н.Д.: Вот, когда страшатся, это отлично. Но камеры не скручивают.

Ведущий: Не скручивают?

Н.Д.: Нет.

Ведущий: Либо, там, жвачкой залепить.

Н.Д.: Не скручивают. Вы понимаете, что самое главное удалось тут. Люди, да, самый низший персонал, понимают, что по-другому сейчас средства не заработаешь.

Ведущий: Другими словами нужно пахать.

Н.Д.: Нужно работать, да. Нужно сделать все для того, чтоб вот в этом схлопнувшемся рынке захватить покупателя. И мы это делаем.

Ведущий: Вот только вы произнесли, что разброс, немедля посыпались вопросы, сколько стоит квартира в том либо ином районе?

Н.Д.: Вот я скажу так. Мы строим в различных районах. На веб-сайте можно поглядеть. В отдел недвижимости можно позвонить – от 20 до 45.

Ведущий: 45 – это некоторая верхняя граница.

Н.Д.: Это от ?????????(неразборчиво) остатки, да.

Ведущий: Это центр городка.

Н.Д.: Да, да.

Ведущий: Это престижное место, я не знаю, в том либо ином отношении. Другими словами, это верхний предел. 45 рублей за квадратный метр.

Н.Д.: Да. Ниже 20 9 у нас уже нет.

Ведущий: А, оценивая состояние рынка в Перми, какой верхний предел на сегодня можно реально реализовать? Может быть, есть такие вещи либо нет. Нижний предел приобрести.

Н.Д.: Нижний предел, я знаю, что продают даже по 24 на сей день. Но это, вроде бы, вот решение каждого покупателя. Там либо не там приобрести, у того либо у другого. Верхний предел я вот вообщем дороже 60 на сей день не слышал.

Ведущий: Схемы по зачету вторичного жилища принимаете?

Н.Д.: Да, это одна из программ, которую мы начали реализовывать. Это программка 1, 2, 3. Там свое положение, тоже вывешено на веб-сайте. Все, о чем гласили, мы делаем.

Ведущий: Вопрос вам. Как у вас с вакансиями, Николай Иванович?

Н.Д.: Отдельные дефицитные строй специальности нам на сей день необходимы.

Ведущий: А какие бывают… скажите, строй специальности бывают дефицитными?

Н.Д.: Ну, к примеру, квалифицированный каменщик. Квалифицированный. Не тот, кто кирпич подает. А тот, кто отлично умеет делать и производительно кирпичную кладку. Вот так, чтобы любо-дорого было поглядеть. Сварщики, монтажники, отделочники. Прием ведем очень ограниченно. Подбор жесткий.

Ведущий: Но ведете?

Н.Д.: Да.

Ведущий: Другими словами, квалифицированный персонал вам все равно требуется. Вы готовы принимать этих людей.

Н.Д.: Да. Задача-то ведь номер один при вхождении в кризис была у меня, вот, как у управляющего предприятия, это избавиться от излишних и сохранить всех, кто нужен. К огорчению, порядка, там 30-40, человек у нас ушло и квалифицированного персонала в то время. Осень, зима, весна пережитые были очень томные.

Ведущий: Вас спрашивают. Можно ли выяснить стоимость двуэтажной квартиры? Добросовестное слово, клянусь, Николай Иванович… Единственное, что могу сказать, почетаемый радиослушатель…

Н.Д.: Вот давайте так. Вот у нас на предприятии все ранжировано. Я не продаю.

Ведущий: У Николая Ивановича сходу появилось некоторое хитрое выражение и легкий сияние в очах.

Н.Д.: Говорить готовы.

Ведущий: Да. Я понимаю так, что необходимо звонить в соответственный отдел продаж, отдел недвижимости.

Ведущий: Мы говорим о состоянии строительного рынка в Прикамье. И о том, как себя ощущает на этом рынке завод силикатных панелей, который, добросовестное слово, на наш взор кажется, на мой, во всяком случае, личный взор, одна из самых удачных строй компаний в Прикамье, которая в относительно… я не скажу, безболезненно, да, но довольно уверенно преодолевает ситуацию кризиса. Николай Иванович, спрашивают вас про коттеджное строительство. Ведете ли вы его, реализуете ли вы эти вещи? И каким образом все это происходит?

Н.Д.: Как и обещали, в Полазне ведем.

Ведущий: Что там в Полазне? Поясните.

Н.Д.: В Полазне у нас 14 гектар земли. В качестве застройщика выступает завод силикатных панелей открытое акционерное общество. 1-ый десяток договоров на строительство мы заключили и работаем.

Ведущий: Из чего строите?

Н.Д.: Из собственного материала, из газобетона. Кстати, исключительно в декабре по 2790.

Ведущий: Николай Иванович, я же журналист, я не строитель. 2790 – что это?

Н.Д.: Строители выслеживают динамику конфигурации цен.

Ведущий: Цены на что в этом случае? На блок?

Н.Д.: Строительный материал. Самый красивый для строительства низкоэтажных домов материал – газобетонный блок.

Ведущий: Это вот таковой здоровый таковой…

Н.Д.: Ну, он не здоровый. Он подъемный. 16 килограмм весит.

Ведущий: Ну, он таковой, типа огромного кирпича.

Н.Д.: Да. Даже по технике безопасности он заходит в нормативы по весу.

Ведущий: 2790 за блок.

Н.Д.: Нет. За куб. А в кубе-то их 33 штуки.

Ведущий: Ага. А сколько кубов необходимо, чтоб выстроить солидный дом?

Н.Д.: По-разному. Солидный кому-то тыща метров, кому-то 100 метров.

Ведущий: Ну, вот стандартный коттедж в Полазне у вас сколько квадратных метров строят?

Н.Д.: Ну, вот… просто, я вот этим никогда не задавался. Квадратный метр жилой площади в среднем просит 0,8, 0,9 кубометра всех строй материалов – блоков, перекрытий в сумме. Вот ориентир.

Ведущий: Отлично. Принимаем телефонный звонок. Хороший денек.

Слушатель: Здрасти. Аркадий. Вот только на данный момент вот у вас там по «Эху Москвы» вот произнесли, что там аптекарских работников за сговор там будут наказывать, и все, что увеличение цен, что много посредников участвуют. Ан нет ли такового сговора у нас в Перми посреди строителей по завышению цен на жилище?

Ведущий: Понятно. Спасибо за вопрос Аркадий. Есть ли у нас в Перми картельный сговор меж застройщиками и торговцами жилища?

Н.Д.: Не установлено. И я убежден – быть не может. У нас очень различные интересы. Мы все различные в этом рынке. Одни – кирпич, другие — монолит, третьи – панель, четвертые — другую панель. У нас не применимо и не может быть применимо антимонопольное законодательство в этом плане. У нас довольно предложений. А условиться… Отлично, что мы условились сделать саморегулируемую компанию. Вот это условились.

Ведущий: На данный момент мы про саморегулируемые организации пару слов скажем непременно. Так как, вправду, это вопрос, который многих интересует. Я не знаю, из чувства логики, мне так кажется, что в нынешнем состоянии строительного рынка здесь с картельными сговорами очень плохо. Там так всем компаниям тяжело, что там, по идее, не до жиру, мне кажется, вроде бы, выстроить, реализовать. И битва за клиента, она так суровая…

Н.Д.: Конкретно битва.

Ведущий: Битва, да, конкретно, что это битва за клиента и война за выживание. Здесь, понимаете, о каких-либо добрососедских отношениях даже, наверное, гласить трудно. Хотя я не знаю вот внутренних отношений у управляющих строй организаций. Но, добросовестное слово, там битва суровая. Вот, вроде бы, аптекам очень отлично живется. И ни могут для себя позволить договариваться. Строительным компаниям – нет. Что касается саморегулируемых организаций. Очень непонятная история. Что такое будет, Николай Иванович? И как это воздействует на рынок?

Н.Д.: Ну, принято решение на муниципальном уровне.

Ведущий: Да, принято.

Н.Д.: Лицензирование в сторону, да, как и в мире, саморегулирование. И до того времени, пока не удалось поставить акценты, строители были в замешательстве. А куда? Было несколько центров притяжения. А необходимо иметь саморегулируемую компанию, чтобы она была зарегистрирована, более 100 членов.

Ведущий: Нет, что она будет саморегулировать, Николай Иванович? Самый главный вопрос.

Н.Д.: Итак вот, ассоциация «Пермские строители». Почему на базе ее не сотворена СРО? А сотворена на базе некоммерческого партнерства «Западуралстрой». Многие являются членами 1-го и другого. Ассоциация «Пермские строители» — это заступник интересов строителей. А вот саморегулируемая организация – это заступник интересов приобретателей жилища, где все коллективно несут ответственность за каждого члена и возмещают вред по искам приобретателей. Осознаете, вот, что новое. Ответственность рублем. Вот что новое.

Ведущий: Самое главное, необходимо осознать, да, вот, чтоб вошло в ментальность. Даже, к примеру, меня. Николай Иванович, мне трудно для себя представить, клянусь, я не очень в это могу поверить то, что строитель, торговец, застройщик будет защищать мои интересы. Это как?

Н.Д.: Не строитель. Мы вошли туда для того, чтоб иметь право работать, отвечая по результатам собственного труда.

Ведущий: Ах, вот итак вот.

Н.Д.: Да.

Ведущий: И сейчас, если член вот этой вот саморегулируемой организацией, если тем либо другим методом, я верно понимаю, да, если он тем либо другим методом нарушит обязательство перед клиентом, то отвечать будет не только лишь он, да и саморегулируемая организация в целом что ли?

Н.Д.: Совсем правильно. Потом деяния в предстоящем. Саморегулируемая организация, вот этот страховой фонд, он должен наполняться. Ушли средства из него, они должны быть восполнены всеми членами. А вот все другие члены должны все сделать для того, чтоб виновник компенсировал эти убытки. И если этого не происходит, он исключается из саморегулируемой организации. И теряет право работать в строительстве. Ответственность жесткая.

Ведущий: Ну, отлично, если это будет конкретно так.

Н.Д.: А закон прописан. По-другому быть не может.

Ведущий: Николай Иванович, осознаете, отлично, если это будет так.

Н.Д.: Будет.

Ведущий: Отлично, если в законе нет «вилок».

Н.Д.: Будет.

Ведущий: Отлично, если в законе нет дыр. Осознаете, закон об ОСАГО хороший, да. Но при всем этом страховые компании умудряются его обходить, затягивать, делать так, что, там, скажем, автовладелец не получает вот эту историю.

Н.Д.: Недоброкачественные законы пишут. А вот в плане защиты интересов застройщиков, да, вот тут все прописано верно. Ой, не застройщиков, приобретателей жилища.

Ведущий: Кстати, вопрос. А почему это делается, скажем, страховка риска делается не через банки, а через, вот конкретно, саморегулирующие организации? Может быть, проще застраховать? Я имею в виду приобретение вот…

Н.Д.: Осознаете, вот для того, чтоб стать членов СРО, необходимо внести взнос более 300 тыщ рублей в этот самый фонд. Вот это 1-ая отсечка. Тот, кто не может даже этого, уже туда не попал.

Ведущий: Ну, 300 тыщ рублей, что такое для строительной компании?

Н.Д.: Да вы просто глубину кризиса в строительстве не понимаете, видимо, до сего времени.

Ведущий: Наверное.

Н.Д.: Почему, по последней мере, я не называю их, два центра притяжения, которые желали сделать саморегулируемые организации, не сделали этого? Они не смогли собрать этот фонд. 100 членов должны не просто туда записаться. Они должны на момент регистрации наполнить этот фонд.

Ведущий: 300 тыщ рублей с каждого, и 100 членов?

Н.Д.: Да.

Ведущий: И вот таковой страховой фонд появляется?

Н.Д.: Это минимум. Это при условии страхования строй рисков некоммерческим партнерством ???????? (неразборчиво). А если не страховать, то миллион нужно внести.

Ведущий: Еще даже вот так?

Н.Д.: Да. Другими словами, есть, чем отвечать.

Ведущий: Есть, чем отвечать. И выходит, что саморегулируемая организация, она не только лишь… она к тому же является некоторым страховым фондом для всех. И для участников, и для приобретателей. Я верно понимаю?

Н.Д.: Для приобретателей.

Ведущий: А, скажите, в саморегулируемой организации, входят ли туда, здесь же спрашивают, входят ли туда посредники, другими словами, риэлтеры?

Н.Д.: Нет.

Ведущий: Они работают раздельно.

Н.Д.: Да.

Ведущий: А все нарушения по работе…

Н.Д.: Нет, требуется… Вот все расписано, да. Работы, действующие на безопасность объекта. Выдаются допуска. Чтоб допуск выдать, саморегулируемая организация обязана иметь, и мы создаем на данный момент этот штат, обязана иметь квалифицированный персонал. Аттестации, переаттестации, обучение. Все расписано, все предвидено. Это, ну, не игрушка.

Ведущий: Все понятно. У нас осталось 5 минут, чтоб побеседовать о планах ПЗСП на будущий год. Николай Иванович, что планируете непосредственно, что скажете? Что планируете в будущем году?

Н.Д.: Планируем наращивать объемы строительства. Кстати, мы этот год завершаем по сопоставлению с 8-м годом по денежным результатам по объему валовой выручки лучше, чем прошедший год. Вот так был томным конец 8-го года. Планы на будущий год предугадывают улучшение характеристик работы завода по всем фронтам. Маленькое, но предугадывают. Это тот минимум, тот план-минимум, который мы берем на себя. Совершенно скоро будет предложено к продаже жилище еще в 3-х объектах. Последующая очередь – Островского, 29, Куфонина, 9 на Парковом. И вот, я гласил уже, про Танцорова. Все идет своим чередом. А скоро, совершенно скоро не просто введем в эксплуатацию, а получим разрешение на ввод в эксплуатацию по дому Сочинская, 2.

Ведущий: Это где?

Н.Д.: На Пролетарке.

Ведущий: На Пролетарке. Очередной дом на Пролетарке.

Н.Д.: Да. Это будет красивый подарок новоселам, купившим у нас жилище. А еще до Нового года успеем Докучаева, 42.

Ведущий: Вот итак вот, почетаемые радиослушатели, у нас в эфире был Николай Дёмкин, директор Пермского завода силикатных панелей. И, как кажется, его опыт и его анализ показывает, что и в кризис обычная строительная и добросовестная строительная компании полностью может ощущать себя довольно уверено и расслабленно.

Н.Д.: Нет, не расслабленно.

Ведущий: Не расслабленно, но уверенно, Николай Иванович?

Н.Д.: Уверенно.

Ведущий: Спасибо вам. Прощаемся.

Похожие записи:

Вы можете оставить комментарий, или отправить trackback с Вашего собственного сайта.

Написать комментарий